July 24th, 2013

Вся власть временному коалиционному правительству!

“Коалиционному”, потому что надо отдавать себе отчет, что каждый голос за Алексея Навального — это голос за коалиционное правительство города Москвы (а затем, при желании, и России). Ведь мы коалиция, только пока не очень хорошо это осознаем. Обычно, действительно, коалиции устроены несколько иначе. (Заранее прошу тех, кто лучше понимает в теории и практике политики, простить меня.) Политический спектр совершенно ясным для всех образом поделен на кусочки, исторически сложившиеся партии играют на пересечении своих неядерных электоратов, и т. д. В парламент проходят относительно много небольших или относительно немного больших партий, их часть объединяется, чтобы иметь рабочее большинство. Каждый говорит, что работает на благо отчизны, которая требует отодвинуть на второй план прежде незыблемые принципы и образовать работающее правительство; каждый при этом старается работать на своего избирателя и соблазнять чужих. И так далее.


Но нам до “обычно” довольно далеко, поэтому у нас так: вся наша пестрая коалиция заседает в одной голове Алексея Навального. И голосуя за него, человек голосует не за то, чтобы занять какое-то место в его голове, а за то, чтобы на следующих выборах — муниципальных, городских, федеральных — иметь возможность не голосовать за Алексея Навального. Голосуя за Навального, вы играете в (русскую) рулетку? Ни фига: голосуя за Навального, вы играете, надеясь выиграть право сыграть в рулетку.


И вот тут есть проблема. Потому что, видите ли, Алексей Навальный тоже играет. (И его ставки, кажется, повыше наших — каждый говорит за себя, но моих уж точно.) Играет он в рулетку или в бридж — не так важно. Если вам больше нравится рулетка — представьте себе, какие шансы на победу в том случае, если он засадит все фишки на одно поле: “либералов”, “левых”, ”“националистов”, “пенсионеров”, “активную молодежь”, и т.д. Боюсь, даже меньшие, чем традиционная одна тридцать седьмая.


Я лично надеюсь (и верю), что Навальный и его штаб играют в бридж (или в шахматы, или в еще какую-нибудь игру, которая пусть и не идеально, но хорошо обсчитывается). Что они прекрасно понимают, как именно устроены московские избиратели, как их лучше всего классифицировать, и, в духе лучших практик западных консалтинговых контор, уже осуществили “сегментацию” и разбили весь московский электорат на (почти) взаимоисключающие группы, которые в сумме составляют (почти) 100% избирателей.


Если это действительно так, то каждый из нас оказался в какой-то группе, названия которой нам не дано знать (только через десятилетия, может быть, когда рассекретят содержимое ноутбука Леонида Волкова). Может, я — это “молодые люди с высшим образованием”? “Люди, прописанные в ЦАО”? “Люди, прописанные в Басманном районе”? “Люди, которые скорее пользуются фейсбуком, чем вконтакте, твиттером и живым журналом”? “Люди, которые любят составлять идиотские списки?” Как бы то ни было, я точно знаю, что, желая победить на выборах, Алексей Навальный А)  в своей программе и риторике удовлетворит некоторые мои запросы; Б) в своей программе и риторике удовлетворит не все мои запросы. Да, и еще В): два предыдущих пункта касаются каждого избирателя.


Но избиратели же не дураки! Их не проведешь. Все обращают внимание прежде всего на пункт Б). Все обижаются на Алексея Навального. Левые — за то, что он предоставит льготные условия бизнесу, правые — за то, что оставит среднее образование бесплатным, националисты — за то, что не вышлет всех не-славян и не пошел на последний “Русский марш”, либералы — за то, что не знает, что делать с Чечней и как-то не слишком убедительно обставил свой не-поход на последний “Русский марш”, пенсионеры — за то, что он слишком неопытный, геи — за то, что он говорит глупости про гей-парады, архигетеросексуалы — за то, что он вообще про гей-парады говорит.


Обижаются все, но особенно сильно обижаются “либеральные” избиратели, которые (в среднем) писать умеют лучше всех остальных. И вот что я вам хочу сказать, друзья: если вы презираете Алексея Навального и его принципы — докажите это. Проголосуйте за него — а потом на первых свободных выборах уйдите к противвсеху или любому-другому-кроме. Перефразируя известную обложку, “Отправьте его в отставку”. А вот если вы проголосуете не за него, то годы спустя подлая история все выставит так, будто вы не презирали Алексея Навального, а любили Владимира Путина и его четвертый, пятый и шестой сроки. Ничего никому не докажете. Будет очень обидно.


Кстати о принципах. Про умершую недавно Маргарет Тэтчер принято говорить, что она была conviction politician — политиком четких принципов, “я не червонец, чтобы всем нравиться”. Отсюда ее знаменитая реплика: ‘You are one of us’ — мол, ‘Наш человек, если веришь в то, во что верим мы (а точнее, я)’. (И — хозяйке на заметку — категорически не наш, если не проходишь этот строгий отбор.) За это боготворили и ненавидели при жизни и после смерти. Также принято говорить, что Тэтчер была последним conviction politician, и время таких политиков прошло. Не знаю, верно это или нет, но в России оно, кажется, еще не наступило; я искренне желаю всем нам дожить до того момента, когда парламентские или президентские выборы будут не про добро и зло, а про экономику, образование, медицину, пенсионную реформу, глобальное потепление и все такое. Алексей Навальный уж точно политиком типа Тэтчер не является. Я не читал полную программу кандидата Навального А. Н. (хотя собираюсь это сделать), но при этом в нынешних военных условиях считаю себя совершенно ответственным избирателем: мне понятно, что примерно там написано, и совершенно не важно, что там написано в частности. Я даже не уверен, что сам Алексей Навальный знает или должен знать, что должно быть написано в егом мэрской или президентской программе на свободных выборах. Я думаю, если честно, что и сам Навальный не обольщается — то есть не предполагает, что все его избиратели на выборах мэра Москвы останутся с ним в ситуации абсолютно свободных выборов. Его ‘you are one of us’ не идеологическое, а прагматическое, функциональное: если ты сам так считаешь, то ты с нами — не до победного или печального конца, как с Тэтчер, а до того момента с нами, пока у всех вокруг не появится возможность совершенно свободно проголосовать за нас или кого угодно, кроме нас. Ровно поэтому у него нет идеального избирателя, ровно поэтому у каждого есть претензии. Если вам кажется, что претензии есть только у вас, а у бабушек, внучек, националистов, зеленых, православных, мусульман, атеистов, армян, евреев или русских их нет — вы ошибаетесь. Если вы думаете, что ваши претензии существеннее всех остальных, то вы Григорий Явлинский.


А “временному” — потому что продержится наше коалиционное правительство ровно до момента этих самых свободных выборов, и если понимать это заранее, то расстраиваться потом будем меньше.